Хочу бути ідентифікований у паспорті як українець.

 

 

       Вважаю, що мене, як українця, це дискримінує – я не ідентифікований національно. Бо хто я? Добре, що громадянин України. Це підтверджує мій паспорт, там так і написано. Але хто я за національністю? Те, що я знаю, ким я є – не рахується. Бо моє знання не вагоме без офіційного підтвердження. Ось візьмемо, наприклад, тривіальну ситуацію – я переїжджаю в іншу країну по запрошенню на роботу. Все добре, чесно, я не зрадник, продовжую й далі любити Україну. Наприклад, й далі там живу, в мене все добре складається: народжуються діти, пішли в школу; вони, в принципі, вважаються вже громадянами іншої країни. І ось, при якійсь нагоді необхідно сказати про свою національність, ну там, наприклад, соціологічне дослідження, то виходить, що я можу сказати так, як мені вигідно? І дітей я можу записати, як заманеться? Добре, що коли я маю в цьому волю, — робити різні абсурдні речі; але коли від мене буде вимагатися підтвердження офіційне, то де я його візьму?

       Я не розумію, це якийсь геноцид проти української нації? Але такий продуманий, «інтелігентний», без терору. Якщо так буде тривати надалі – ми, українці, перестанемо існувати.

Либерализм. (Отчет фундаменталиста)

       Либерал, действительно, не смотрит на гея, как на ущербного, либо грешного, то есть, он вообще его никак не классифицирует – он дает гею свободу быть геем. Попробуйте представить себя на месте гея. Как он это чувствует? А вы заметили, что даже как-то неловко представить себя геем, если вы не гей? Ну, вот не могу я себя просто и свободно представить геем! Могу представить себя Президентом, очень, кстати, даже легко. Могу представить себя женщиной, ну и, типа, я лесбиянка. Но вот представлять себя геем мне как-то стыдно… Такие есть установки внутри. Установки отношений к этому. И не то, чтобы плохие, нет! Все, в целом, вообще то, положительно: они люди, личности, это их выбор, и нет ничего такого, чтобы гей перестал для меня быть человеком, но… , вообще я считаю, что это плохо. Это зло в глазах Бога. И я Ему верю. Я так думаю, только лишь потому, что мне так сказал Бог. Не буду приводить цитаты из Библии. Это достаточно авторитетная книга, чтобы ею тыкать перед теми, кто ее авторитета не признает. Для меня авторитет Бога, Его слов, важнее авторитета слов других людей. И я имею на это право, так же, как гей имеет право быть геем. Это ведь тоже мои убеждения…

       И я не хочу уничтожить геев, и лесбиянок (да и исповедался я вам уже…). Нет во мне такого зла. И ценю я такую свободу отношений, как у либералов. И я понимаю, как это хорошо и как это нужно обычному гею. Чтобы его не классифицировали. Представляете, как это унизительно! Вот вы доверяете людям, по отношению к которым у вас внутреннее неприятие? Вы ничего не знаете, у вас не было ни ссор, ни разговоров, но вы не можете довериться тому, кто, как вам кажется, как вы чувствуете,  не принимает вас так, как вы на то имеете право. То есть, вообще вас не принимает, не дает вам права на существование! По сути, убивает вас, в его мире вы не имеете права БЫТЬ! Как находиться в таком обществе?!! КАК ЖИТЬ?!!

       Проблема в суждениях. И это не из-за Бога. И не из-за Церкви, хотя у каждого свое представление этого слова. Воцерковленный тоже знает, кто разжигал эту ненависть и неприятие общества, и воцерковленному тоже стыдно за ошибки и примитивность суждения других исторических воцерковленных, из иерархии ли они, или простых смердов. Для воцерковленного Церковь остается святой. Церковь для него, прежде всего – место встречи с Богом, особенной встречи. А что? Или, по-вашему, эти люди не имеют на это права?

       Просто нету святости. И это не может быть упреком. В этом ошибка либерализма – он ставит Церкви в упрек отсутствие святости. Поэтому все, что бы ни говорила Церковь, не будет вызывать доверия, не будет услышанным, — «О чем вы говорите?!.. это просто слова».

       Это действительно не может быть упреком. Это все равно что попрекать больного на ожирение тучностью. Или старого старостью. Или человека тем, что он человек. Потому что святость человеку обычно не присуща. Хотя Церковь учит, что она может быть дана каждому. Правда, именно от протестантских течений пошло мнение о предизбранности человека Богом для вечной жизни с Ним, т.н. предистинация; но не всех, а так, некоторых. Некоторым же должно вечно гореть в аду; вот и тешатся сейчас, грешники, чтобы до конца наполнилась чаша гнева на них. Вот это и есть пример суждения человека, суждения ошибочного, уже только лишь потому, что суд не принадлежит человеку. Человеку не дано судить, факт и точка.

       За что боролись, на то и напоролись. Ведь именно либеральные течения начали борьбу с личностным злом. То есть, не лично с ним, а с мнением о его существовании. Нету Сатаны, есть просто зло в каждом из нас. А какой-то там черт, что шепчет на ухо, да о чем вы говорите?! С чем вы, уважаемые церковники, боретесь? Нужно, чтобы каждый отвечал за свои поступки, а то нашли, понимаешь ли, козла отпущения!

       А что из этого возникает? То, что когда зло не имеет личностного образа, оно олицетворяется в каждом отдельном человеке, который совершает его. То есть, Богу противен становиться гомосексуалист, а не то, что он делает. Гомосексуалист становится врагом Богу. А так быть не может у Бога, который есть любовь.

       Обратите внимание – когда верующий начинает подсовывать Богу врагов, то эти «враги» начинают видеть в Боге тоже врага. И все из-за того, что кто-то от имени Бога здесь на земле начинает вести войну с теми, кто тоже имеет право на Его любовь. А Он их и любит! Или кто-то в этом сомневается? И единственные, кто им протягивает руку помощи – это либералы. А теперь подымитесь на два абзаца вверх и прочтите еще раз. Видите – замкнутый круг! Это говорит о том, что каждая проблема рождена предыдущей проблемой, и решить ее, имеющую корни двух тысячелетий (подобные споры зарождались еще в период апологетики), не так уже просто.

       (Продолжение следует…)

Утопическая концепция украинского политикума.

       Ну а как можно назвать тех, кто предал всех? Всех, кто доверил им… да, наверное, все, если брать в общем объеме. Кто-то – идею, кто-то – надежду, кто-то бизнес и судьбу своей семьи, — в каждом голосе было что-то свое, личное, сокровенное. И сейчас мне просто стыдно даже думать о том, что происходит в верхушках власти. Не за себя стыжусь, — что вот, видите ли, ошибся, — нет. Я и сейчас все так же думаю, как и тогда, на Майдане в революцию, все так же болею судьбой «рідной неньки». Мне стыдно за тех, кто не способен хоть каплю подумать как я, чтоб согласно своего призвания, благосостояние соплеменников было его жизнью, целью, его действиями. Возможно, кто-то и лелеет глубоко-патриотические мысли, но если таковые и имеются, то это не герои, их мысли тогда действительно очень глубоко, в глубокой…

       Стране нужны герои. Те, кто не изменяя себе смогут выдряпаться туда, на верх. Такие, кто не будет думать о своей шкуре, кто не будет взирать на обстоятельства и на то, что «все так делают». И мне не надо их слов, мне даже его крупномасштабных дел не нужно, дескать, выбери меня, а там все будет, — тоже мне, лоха нашел; мне нужен человек достоинств (по-украински красиво – чеснот), и первым из которых – скромность.

       Ну, да, скажете вы, скромный – и в первом эшелоне, нереально…  Да, соглашусь, нереально… При данном состоянии вещей, даже непонятна необходимость присутствия такого человека. Причем тут вообще скромность и что она решит? Попытаюсь объяснить.

       Скромный человек тот, кто реально оценивает силу своих возможностей. Скромный не играет ва-банк (какой ва-банк, когда речь о судьбах людей?!). Скромный знает свое место. А теперь представим, что место скромного человека – Верховная Рада. Представляете? Это место работы, службы, а не реализации своих амбиций! Спросить любого депутата, что он делает в парламенте, и вы услышите что угодно, вкусите весь жир их сплетен, обвинений и грязного белья, но ничего по сути. Вы не услышите профессионализма. Нашей страной управляют непрофессионалы! Там вроде и есть умные, но без мудрости. Меня бесит как они, абсолютно не задумываясь, легко и безответственно создают конфликтные ситуации друг с другом! Они думают, нас, избирателей, это должно тешить. Честно?- меня, избирателя, уже давно не гребет, кто оппонент, а кто «мой», мне нужны результаты. Хоть убейте там друг друга, но мне не интересны уже ваши разборки. Я уже точно не верю в то, что мое и моих соплеменников благосостояние зависит от «правых» или «левых» — вы там не те и не другие, вы – бездари!

       Я хочу интересоваться политикой настолько, насколько мне это будет интересно. А подарить такую информацию мне сможет только скромный политик, профессионал. Политическое шоу – это дешево. У меня складывается впечатление, что политикам необходимо создать конкуренцию сериалам, им необходимо собрать большую аудиторию. И неважно кто ею будет, пусть домохозяйки и пьяницы, сердобольные и просто компанейские люди, абы о политиках говорили, жалели, поощряли, ну а потом, конечно же, выбрали. И это так создается электорат?! Приходит на ум ленинская «кухарка», что управляет страной. А еще постсоветский комплекс централизации власти – мы все сами, никому не доверяем, мы лучше знаем, как завоевать доверие людей… И давай, в массы, приобретая её ж, массы, формы – бесформенные да в пороках; а что – ближе к людям! Цирк…

       Людям не нужно интересоваться политикой. Это не их парафия. Люди ведь не политологи, но выбор свой уже научились делать по такой деградированной шкале «плохой» — «хороший» (еще добавить можно «красивая», «сам заработал – нам даст» и «мне его жалко»), что будущее страны просто не представляется. Нам не нужно знать политику. Мы ведь не знаем всех интриг в институте биотехнологий, хоть от их работы и зависит урожай в стране, а соответственно и цены на рынке. Меня политика должна интересовать только в период выборов. Почитал сводки, спросил у умного человека, которому доверяю, соотнес, выбрал и пошел домой спать, замечу — спокойно. И все! В политике должны быть скромные люди, чтобы сфера их деятельности распространялась только на заинтересованных в этом специалистов, а дальше, по иерархической – в «низы». Такая информация будет основываться на доверии, которое по делам. От скромности и правда. А так, кажись, все.

       P.S. Не учел я, наверное, того, что политика – «продажная девка»… Ну, так и говорю – СКРОМНЫЙ политик. Герой, что разорвет круговую поруку. Что, нереально? Не верите? Но в Бога, то хоть веруете?